Юг России Инфо
 
 
 
Сделать стартовой  | Добавить в избранное
 
  Публикации
 
Логин: Пароль :     Регистрация на сайте | Напомнить пароль?
 
  Пресс-центр
 
 

Размещение
материалов
на сайте
 
 
  Карта юга России
 
 

 

Евкуров: ситуация стабилизируется, но спокойствия у меня нет

Политика, Интервью, Ингушетия

Евкуров: ситуация стабилизируется, но спокойствия у меня нет

Рейтинг доверия президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова оказался в этом году самым высоким среди глав регионов Юга России – по результатам опросов, его поддерживает около 70% жителей республики. О том, что вызывает тревогу в Ингушетии, кто мешает борьбе с коррупцией и как может помочь Кавказу федеральный спецпредставитель, корреспонденту РИА Новости Адаму Буражеву рассказал ингушский президент. 

-  Юнус-Бек Баматгиреевич, как вы оцениваете общественно-политическую ситуацию и криминогенную обстановку в республике?

- В целом можно сказать, что все идет к стабилизации, особенно криминогенная ситуация. Хотя полного спокойствия у меня в этом отношении нет, потому что лидеры бандподполья не сдались, они не ликвидированы и неизвестно, какие планы они вынашивают. Конечно, это видимое спокойствие - фактор действий правоохранительных органов, силового блока, их активной работы. Спокойствия нет, у меня лично его нет. И я все более и более нагнетаю обстановку в плане работы правоохранительной системы, чтобы сотрудники правоохранительных органов не успокаивались, а, наоборот, активизировали борьбу.

Я дал указания, чтобы любая машина без номеров, которая разъезжает по территории республики, позиционировалась как машина, в которой едут преступники. Если жители о таких фактах сообщают, то сразу вводится в действие план "Перехват", оперативная группа выезжает и задерживает эту машину. Очень серьезное внимание уделяется таким автомобилям. То же самое с тонировкой. Методом уговоров и убеждений пытаемся добиться того, чтобы люди сами осознанно сняли эти пленки, не выдумывая различные причины. Девяносто процентов автовладельцев не против снятия с машин тонировки, тем более, что, помимо того, что преступники совершают в таких автомобилях преступления, тонировка провоцирует 60-70% ДТП. Из-за нее видимость снижается, а риск совершения ДТП увеличивается.

По самой общественно-политической обстановке. Конечно, ряд вопросов у нас совместно с общественными организациями возникает. Мы проводим консультации, в том числе, и по местному самоуправлению, по законам, выборам. Здесь, конечно, много проблем. Мы начинаем активно работать в этом направлении.

- Вы сказали, что ситуация стабилизируется, но она вызывает некоторую тревогу. С чем, помимо лидеров бандподполья, связана ваша тревога?

- Как таковых явных, оперативных данных о том, что сегодня-завтра ожидается диверсия, нет. Но, тем не менее, сказать, что все спокойно и стабильно, нельзя, если есть лидеры бандформирований, члены бандгрупп, их пособники или заблудшие. Вот, говорят, что террористы не имеют национальности. К сожалению, когда террорист является местным жителем, то он имеет национальность, род и тейп. И прикрываться тем, что они не наши, это не нация, а бандиты, тоже неправильно. Мы должны воспитывать общество и тем самым сделать так, чтобы новые люди в эти банды не уходили.

Есть фактор времени года - на улице холодно, и мы должны усилить борьбу и сделать так, чтобы в этот период деятельность бандитов не активизировалась. Естественно, должны проводить работу, которая на 99% состояла бы из профилактических  мер - убеждения. Первое и самое главное - остановить отток людей к бандитам, и второе - заставить свернуть с преступного пути и вернуться к мирной жизни максимальное количество тех, кто уже находится в бандгруппах.  

В ОСНОВЕ – УБЕЖДЕНИЯ И УГОВОРЫ

- Не кажется ли вам, что в данном случае стоило бы активизировать свою работу муфтияту республики? Или проводить специальные мероприятия, уроки в школах, чтобы довести до молодежи, что эта деятельность неприемлема?

- Не думаю, что если сейчас муфтият начнет направо и налево рассказывать, что хорошо, а что плохо, то все станут чистыми. Сегодня, к сожалению, и различными общественными организациями, и так называемой оппозицией любое высказывание нашего духовного наставника - муфтия или имама - очерняется в Интернете. Все это выставляется как высказывание людей, которые себя дискредитировали перед обществом. Но, тем не менее, мы проводим целый комплекс мероприятий, в котором предусмотрена идеологическая работа, в том числе, через духовных наставников.

Одним из таких мероприятий была организация проведения хаджа. Хадж прошел на высоком уровне. Мы организовали вылет и прилет паломников в республику, оказали всяческое содействие нашим паломникам, которые двигались на своих автомобилях - это идет нам в плюс. Это тоже один из факторов идеологической работы и духовного наставления людей. В школы и университеты также периодически выезжают имамы и сам муфтий, они встречаются с ребятами и отвечают на вопросы. Не просто выступают с проповедью, а именно отвечают на вопросы, общаются, говорят о наболевшем. Может, эта работа и не видна на первый  взгляд, но это только малая толика в комплексе подобных мероприятий. Основа этой методики - убеждение, уговоры, разъяснения.

- Можете ли вы назвать приблизительное число боевиков, скрывающихся в лесах?

- Нельзя даже приблизительно сказать, сколько там бандитов. Это смешно выглядит, когда говоришь: «сорок, пятьдесят, шестьдесят». А в конце года получается, что уничтожено их в полтора-два раза больше, и опять та же банда осталась. Люди смеются над этими цифрами, и я не хочу такие цифры озвучивать. По официальным данным, по той информации, которая есть, известно, что существуют определенные группировки, известны их лидеры, но неизвестно, сколько там членов бандподполья. Но мы должны понимать не то, сколько банд и бандитов в лесу, их может быть тридцать или сорок, а осознавать их возможности пополнять свои ресурсы, а эти возможности пока достаточно велики. Пособников много и, к сожалению, в том числе, есть те, которые осознанно идут на это преступление.

Если сказать о лидерах бандподполья, то они понимают, что у них обратного пути нет – пощады не будет. Поэтому им остается только до конца стоять. Тех, кто прячется в лесах, бандитов - я думаю, их может быть и тридцать, и сорок человек. Такая информация проходит у нас. На равнине их, конечно, больше, они живут среди нас, они работают, общаются с нами, они с нами на похоронах и свадьбах. Ночью они убивают кого-то, а утром приходят на похороны, как ни в чем ни бывало, выражают соболезнования родственникам ими же убитых. К сожалению, сегодня и такое есть.

- Законспирированная база пособников?

- Именно.

- Вы говорили про метод убеждения. Уточните, пожалуйста, дает ли он результаты? Дает ли результаты ваша готовность идти на переговоры с теми, кто, скажем так, заблуждается?

- Конечно, дает. Даже если бы сегодня не было явного результата, то все же оставляем шанс вернуться тем, кто ушел, и сдерживаем других, чтобы не ушли. Помните, когда я собирал родственников тех, кто якобы ушел в лес? Я с ними беседовал и буквально через неделю, когда спецоперация началась в Сунженском районе, двое вышли. Один был в ходе задержания уничтожен, второй был задержан. Выяснилось, что при артобстреле и действиях спецназа в лесу банда раскололась, и эти двое пацанов, которые ушли в лес к этой банде за романтикой, не успели нигде побывать или поучаствовать. Они там им кашу варили. Оставшийся в живых рассказал, что они оба шли сдаться, что они поняли – нет романтики. Если этот сдался, то второй, испугавшись, вытащил гранату, хотел бросить и был уничтожен. И все. Первый парень остался в живых, работает, живет своей жизнью, и никто ему не мешает. И таких много. Уже около шестнадцати человек. Но самое главное, подчеркиваю, что все знают – есть «лазейка», есть возможность сдаться и вернуться к нормальной жизни. И общественность знает, и сами боевики знают. Есть факты и примеры.

ЕСТЬ ФАКТЫ УТЕЧКИ ИНФОРМАЦИИ

- Юнус-Бек Баматгиреевич, у меня тут такой острый вопрос назрел... Вызывает недоумение, что у бандитов зачастую имеется точная информация обо всех передвижениях как силовиков, так и чиновников, и их акции кажутся тщательно спланированными. Не говорит ли это об утечке  информации?

- Надо понимать, что территория у нас очень маленькая, народа тоже немного и любое перемещение по республике видно. К примеру, приезжают сотрудники в горы и условно минут через пятьдесят можно следом за ними туда подъехать. Преступникам могут  сообщить, что сюда приехал руководитель или сотрудники правоохранительных органов, так что устроить против них засаду на обратном пути - тоже не проблема. Здесь уже начинается домысливание, что якобы сотрудники слили информацию и еще что-то подобное. Да, это есть  - согласен, есть пособники - согласен. Они очень глубоко внедрились – это одна из схем деятельности или выживания этих незаконных вооруженных формирований и подобных им организаций. Но больше - это когда примитивно устанавливают невидимые наблюдательные посты напротив расположения сотрудников органов. Сидят там и  записывают въезжающие и выезжающие машины. Потом и родственные связи есть. Люди в селах друг друга знают – кто милиционер, кто чиновник… Просто записывают их данные. И те списки, которые мы находим после ликвидации членов бандподполья, подтверждают эту версию. То есть это не значит, что всегда сливают, как мы говорим. Хотя факты слива и от сотрудников имеются.

- А какие-нибудь, скажем так, контрразведывательные мероприятия проводятся?

- Конечно, проводятся, просто мы их не озвучиваем. Работают службы собственной безопасности и МВД, и ФСБ, и прокуратуры. Все они в этом направлении очень серьезно работают. Некоторые сотрудники уже уволены. Такие вещи присутствуют, но сложно доказать, потому что доказательной базы нет.

- Как взаимодействуют в борьбе с НВФ сотрудники правоохранительных органов Ингушетии со своими чеченскими коллегами?

- На уровне согласования между МВД двух республик проводятся совместные спецмероприятия, в том числе, на границе двух республик - на территории Ингушетии и на территории Чечни. Нельзя здесь говорить о том, что, вот, приехали чеченцы и что-то там делают - это все неправильно. В любом случае, все делается согласованно, работают совместно - наши милиционеры и чеченские. Также и на территории Чечни, если есть необходимость. Здесь проблем нет, тем более, что у нас с Кадыровым есть договоренность. Все эти мероприятия будут проводиться. Если мы не будем это делать, то это на руку только бандитам. Им в радость будет, если мы не сработаемся. Другой вопрос – действия иных структур на территории республики. Несогласованных. Я уже обратился к Путину, министру внутренних дел Нургалиеву. Последний случай, когда проводился ряд обысков. Когда приезжающие из другой республики, другого субъекта федерации, представители ведомства не обращаются к прокурору, не согласовывают свои действия с МВД республики и ведут себя по-хамски по отношению к жителям. И когда прибывшему туда полковнику не представляются, не показывают документы, ведут себя опять же по-хамски, являясь при этом младшими по званию. Это непозволительно. Здесь я жестко дал указания - вплоть до задержания этих лиц. В наручниках доставлять в ОВД, проводить разбирательство, писать объяснительные и рапорты с последующим выходом на самый верх. Потому что это все должно быть согласованно. Иначе это незаконные действия. В связи с этим у нас на сегодняшний день восемь похищений людей в республике, часть из которых именно такими набегами совершены. Вот это хуже. А с чеченской милицией у нас полное взаимодействие и понимание.

- К этим похищениям сотрудники каких-то структур причастны?

- Там уже по двум случаям  возбуждены уголовные дела, и идет следствие. Там явно доказано, что это сотрудники именно правоохранительных органов по линии министерства внутренних дел.

- Судьба похищенных известна?

- Пока не известна.

ПЫТАЮТСЯ ВБИТЬ КЛИН

- А как у вас складываются отношения с руководителями соседних субъектов?

- Скажу так, есть попытки вбить клин. Например, у нас великолепные отношения выстроились с Рамзаном Кадыровым и здесь есть те, кому не нравится это, они стараются различными методами нас поссорить. Но, я думаю, до этого не дойдет. У нас очень хорошие отношения, и во всех направлениях мы сотрудничаем. Очень хорошие, теплые отношения с президентом Северной Осетии Таймуразом Мамсуровым. Есть понимание вопросов по Пригородному району, по беженцам. Есть вопросы, связанные с решением этой проблемы, постепенно это сдвигается с места. Великолепные отношения с президентом Кабардино-Балкарии Арсеном Башировичем Каноковым. Находим взаимопонимание, так как много проблем у наших жителей республики с пересечением поста на границе Ингушетии и Кабардино-Балкарии. Прорабатываем ряд вопросов, чтобы облегчить работу и привлечь инвесторов из Кабардино-Балкарии. Хорошие отношения с президентом Дагестана Муху Алиевым. Он с учетом своего возраста - он постарше - много вещей подсказывает. Со ставропольским губернатором.  Да, со всеми очень хорошие отношения. Они такими и должны быть.

- Когда предполагается определить административную границу с Чеченской Республикой?

- Сегодня так вопрос не стоит. Сегодня вопрос стоит о том, чтобы провести размежевание согласно закону о местном самоуправлении, а в последующем будем уже прорабатывать и это. Но сейчас не стоит вопрос об определении с Чечней границы. И еще больше скажу, что не надо сегодня зацикливаться на этом. Мы живем как жили, и никто и ничто не мешает перемещаться простым людям. Это, в первую очередь, не для политиков, а для простых людей. И вообще, между братскими народами не стоит вопрос определения границы. Пройдет размежевание, вторым этапом будут другие вопросы.

ОТСТАВКА – УРОК ДЛЯ ВСЕХ ЧИНОВНИКОВ

- Я хотел бы перейти к трагическому событию, которое произошло в Перми -  пожару в ночном клубе, который унес жизни 150 человек. Скажите, проверялись ли клубы, кафе и рестораны республики на соблюдение противопожарной безопасности? И будет ли использоваться пиротехника на публичных новогодних праздниках?

- Конечно, случившееся в Перми - это страшная трагедия. И я еще раз хочу выразить соболезнования родным и близким погибших, руководству Пермского края. Пожелать упокоения души. Конечно, эта трагедия должна в какой-то степени повлиять на отношение к своей работе тех чиновников, которые отвечают за такие заведения. Конечно, сразу же после трагедии, не дожидаясь указаний вышестоящих органов, мы подготовили распоряжение, дали указания проверить все публичные места в  Ингушетии.  Комиссия проверила Дом культуры Назрани - мы его закрываем для проведения публичных мероприятий, пока там не будет сделан капитальный ремонт и не будут ликвидированы различные предпосылки не только к пожару, но и к различным обрушениям. Более крупные объекты мы уже проверили, но и по мелким объектам тоже работаем.

Пиротехника, факелы и другие пожароопасные вещи на Новый год официально не будут применяться. А то, что жители будут неофициально приобретать, - по этим вопросам МЧС будет проводить традиционные мероприятия. Будут еженедельно озвучиваться правила безопасности при обращении с этими средствами пиротехники. Ну и будем стараться минимизировать возможные последствия.

- Правильно ли, на ваш взгляд, поступил пермский губернатор Олег Чиркунов, отправивший после трагедии свое правительство в отставку?

- Я думаю, что правильно. Потому что в любом случае и мэр города Перми, и правительство, и все чиновники, которые этим занимаются, которые контролируют  это направление, они просто должны были делать свою работу.

Мы сейчас говорим про пермские события - пожар, трагедия, а сколько таких вещей происходит тысячами по всей стране. Взять республики, к примеру. Их же очень много. Не только там, в заведениях, где может быть пожар. Элементарное невыполнение чиновниками своих прямых обязанностей или обязательств. Поэтому я думаю, что Чиркунов правильно поступил. Это в последующем должно быть уроком не только для пермских чиновников, но и для всех чиновников, в том числе, ингушских.  

ЛОКАЛЬНЫЕ ЗАДАЧИ ДЛЯ СПЕЦПРЕДСТВИТЕЛЯ

- Недавно, в своем послании Совету Федерации  президент страны Дмитрий Медведев сказал, что до конца года планирует назначить спецпредставителя по Кавказу. Как вы думаете, кто может быть этим человеком? Кого бы вы хотели видеть на этой должности?

- Я уверен, что это должен быть хороший, порядочный человек, который понимает ситуацию не с точки зрения личных целей или своих интересов. Для него не должно быть цвета кожи, веры или других отличий. Россия и Кавказ – это неделимо. Сегодня надо сделать то, чтобы малейшие предпосылки в этом направлении, в ущерб России или Кавказу пресекались жестко и как бы на перспективу. Кого я мог бы видеть? Я пока не могу сказать: разные есть направления, для этого есть руководство. Могу сказать, что по опросам и высказываниям жителей Ингушетии очень хорошо себя показали в свое время и Дмитрий Николаевич Козак и  Григорий Алексеевич Рапота. Они могут себя там проявить, они проявляли себя. Те, которые остались на слуху у людей. Ну, а кто может дальше там быть, пока не могу сказать. Повторю: хороший человек, который болеет душой за страну. Я лично так думаю.

- Как вы сказали некоторое время назад Козак и Рапота были полпредами президента в ЮФО и говорить о том, что обстановка на Кавказе стабилизировалась, наверное, нельзя.

- Мы не говорим, что полпред по Южному федеральному округу в состоянии решить эту проблему. Если сказать, что, например, при Владимире Васильевиче Устинове (прим. ред. – действующий полпред по ЮФО)  обстановка не стабилизировалась, он не работает - это не правильно. Работа полпреда - это же большой объем, большой труд. Назначить представителя именно по Северному Кавказу не значит, что он будет подменять полпреда. Здесь, в моем понимании, он будет работать по более узкой проблеме. Он должен знать всю эту ситуацию в наиболее проблемных субъектах  и всячески содействовать скорейшей нормализации обстановки. Еще раз подчеркиваю, что и Козак и Рапота в тот период остались в памяти людей. Именно за тот небольшой промежуток времени, когда они здесь работали.

- До сих пор не совсем понятно, чем будет заниматься спецпредставитель на Кавказе. Только криминалом и терроризмом или есть еще какие-то вопросы?

- Там же будут определенные полномочия, круг обязанностей. Он не просто придет и там, на месте, будет смотреть – чем бы ему тут заняться?! Видно будет. Не будем загадывать наперед.

- Были мнения, что  назначение спецпредставителя на Кавказ, может привести к упразднению самого института полпредства…

- Может быть.

- А не проще ли было бы тому же полпреду дать полномочия как и спецпредставителю и те же финансовые ресурсы?

- Ну, во-первых, я не скажу, что у полпреда мало полномочий или мало ресурсов. У полпреда очень большие ресурсы и полномочия. И еще их добавлять? Просто есть узкие направления, где надо поработать. И потом, человек по Северному Кавказу - не на постоянной основе. На тот период надо выхватить главное - зажать и выполнить задачу. После этого он уйдет обратно.

- Как вы сказали - поработать на передовой…

- Да, потому что очень сложно сегодня всем заниматься. Если сегодня полпред начнет заниматься передовой, то он упустит что-то не менее важное: социально-экономические вопросы и другие. У него много задач. Здесь надо именно такого человека, который займется отдельными направлениями, человека, который займется и выполнит локальную задачу.  Мне так кажется.

- Борьба с терроризмом?

- Не только с терроризмом. Не надо ставить во главу угла борьбу с терроризмом. На это есть ФСБ и другие структуры, которые этим занимаются. Не каждый там должен стремиться бороться с терроризмом. А этот человек, представитель по Северному  Кавказу, должен сделать так, чтобы представителям ФСБ не с кем было бороться. То есть работа должна быть так проведена на этом этапе, чтобы  не было пособников у террористов, а те, кто есть - сдавались. Да, будут преступники, еще кто-то, обычные криминальные личности, но террористов не будет. Вот это будет оценка его деятельности, в том числе, не только в этом направлении – нам нужно комплексные задачи решать. И условия жизни, и вопросы беженцев, и рабочие места. Решая эти задачи, он просто сделает то, чтобы меньше было экстремистов, террористов и всяких других негодяев на Северном Кавказе.

- Это, наверное, предполагает, что этот человек должен и руководить всеми силовыми структурами в регионе?

- Я думаю, что не должен. Сложно руководить всеми силовыми структурами. У каждой силовой структуры есть свои задачи, свои полномочия. Он не должен и не может ими руководить. Можно сказать: «Да, вот, все – руководи». Но это очень сложно, потому что у каждой силовой структуры есть свои руководители. На совещаниях будут говорить: «Да! Есть! Так точно! Никак нет!». Показывать, что они подчиняются, а на деле будет палки в колеса вставлять. Координировать действия силовых структур - будет.

БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ НЕ ДАЕТ РЕЗУЛЬТАТОВ

- Несколько месяцев назад вы отправили в отставку правительство республики во главе с премьер-министром, завершено ли формирование нового кабинета министров? И чем вы руководствуетесь при подборе кадров на руководящие посты?

- Формирование правительства еще не завершено, мы очень серьезно к этому относимся. Я вот буквально сейчас разбирался с элементарным вопросом. Готовим письмо президенту ОАО «Российские железные дороги»  о том, чтобы обновили наш вагонный парк, поезд. Вы знаете, какой у нас поезд в Республике Ингушетия, какие вагоны… Люди, заходя в этот поезд, чувствуют свою ущербность, невостребованность. Люди воспринимают это так, что России мы не нужны, и поезд у нас такой. И понимание есть у руководства. Я просил дать нам новый поезд, новые вагоны.  Когда я собираю руководителей и говорю: «готовьте письмо и все остальное», мне предлагают всевозможные варианты, все расписывают, но того, что я хочу видеть в этом письме нет. Надо сделать так, чтобы не пассажирский, а скорый поезд был, чтобы были вагоны хорошие, современные. Это я к чему говорю - когда подбираешь людей, разговариваешь, беседуешь – все понятно, а когда на деле проходит проверка, спецпроверка, то оказывается, что много грехов, старых, в том числе.

Процесс идет, и до конца года мы все это завершим. Подходим к этому с учетом ошибок. У меня есть свое мнение, но я учитываю и общественное мнение - там есть позитив,  где-то есть критика. Общественники уже больше поддерживают наши назначения. Задача одна – вбить в голову, дать понять, что это наш дом, наша земля, наша семья, и мы должны развиваться, стабилизировать ситуацию и на своем  этапе  выполнить задачу.

- Отдельным пунктом и далеко не самым последним в вашей внутренней политике обозначена борьба с коррупцией. Скажите, есть ли результаты?

- Нет никаких результатов. По этому поводу я встречался с председателем Верховного суда России, нашел понимание и, думаю, в ближайшей перспективе в этом направлении нам будет оказана помощь. Почему нет результатов? Когда прокуратура, следственный комитет и простые оперативники день и ночь копают и находят материалы - при этом не берут взятки, в большинстве своем. Кто-то берет, но в большинстве своем добросовестно работают, собирают материал и все подается в суд, то суды почему-то всех выпускают. Не понимают, что вся республика смеется! Люди, которые свыше 100 миллионов бюджетных средств похитили, в старые советские времена подлежали расстрелу, а здесь судья их выпускает, наказывая штрафом в пятьдесят, шестьдесят, сто, триста тысяч рублей и, конечно, это трагично, это опасно. И для меня, еще раз подчеркиваю, судья, который выпускает мздоимцев, или преступник, который такие деньги ворует, хуже, чем десять «хаттабов» вместе взятых. Хуже. Это враг, самый большой, самый опасный, и здесь я очень неудовлетворен этой работой – борьбой с коррупцией. Но мы не останавливаемся, продолжаем эту работу и будем ее доводить до конца. Преступники либо должны сдать деньги, чтобы получить свою амнистию, либо будут осуждены.

- Мы имеем в виду, в данном случае, не слабость закона, а только нечистоплотность судей?

- Только так! Нечистоплотность самих судей, и не только судей. Я скажу, что есть и следователи, которые неправильно работают – есть такие факты. Составляют так материал, что судье деваться некуда – вынужден, бывает, иногда и отказать. Почему? Потому что материала нет. Но я всегда говорю судьям: вы не должны освобождать, не должны штрафы давать, условные сроки. Правильно следователь подготовил материалы или неправильно, но если есть факт и признание человека, что он взял 125 миллионов рублей, то вы не можете его освободить. Можете прислать на доследование это дело в прокуратуру или в следственный комитет. Но притом, что большинство судей недобросовестны, именно к плохой части судей попадают эти громкие коррупционные дела, наверное, это не просто так, и они их освобождают.

- Зацепить их не за что?

- Сегодня так выставлено, что судья - это неприкосновенный человек, который вообще имеет право на все, но по отношению к нему нет никаких прав. Здесь есть механизмы, и мы совместно с председателем Верховного суда Ингушетии в прошлом году пять человек лишили судейских полномочий, в этом году тоже пять человек. Но я буду наставить, чтобы их было не пять, а десять, пятнадцать, а, может, и двадцать. Все судьи должны понимать, что будет сделано все, чтобы заставить их работать честно.

НЕ НУЖНО ЗАНИМАТЬСЯ САМОРЕКЛАМОЙ

- Какие задачи вы ставите перед собой и  правительством на 2010 год?

- В первую очередь, намерен еще более активизировать  работу и сделать все для стабилизации обстановки, чтобы люди поняли, в конце концов, что это наш дом, общий дом. Чтобы и чиновник, и водитель - каждый понимал, что не надо давать взятки за эту машину, чтоб каждый пенсионер понимал, что ему положены деньги и за них не надо давать взятки. Чтобы каждый, кто попал в список на получение ссуды или помощи, не давал взятки за это. Сделать все, чтобы всех заставить работать, чтобы стабилизировать обстановку. Конечно, максимально создать такие условия, чтобы молодежь не смотрела в сторону леса, не стремилось попасть в сети членов бандподполья. Сделать все, чтобы те, кто уже находится в этих сетях, осознали, что никакой перспективы там для них нет. Надо, в конце концов, понять, что мы просто друг друга уничтожаем, независимо от того, спецоперация проводится или же они сами совершают подлые нападения на своих же граждан.

Конечно, это решение вопросов беженцев, решение тех задач, которые мы здесь пред собой поставили и, которые озвучило руководство страны. Чтобы в следующем году этот тяжелый воз не просто сдвинулся с места, а именно нормально всю эту ситуацию стабилизировать по отношению к беженцам. В этом году у нас нет рекламы своей деятельности, как раньше. Я запретил все это показывать. Когда мне говорят, мы сейчас покажем сюжет, как мы отремонтировали школу, то я им говорю: «Не надо это показывать, вы выполнили свою задачу, свою обязанность и не надо из этого делать рекламу». И люди должны к этому привыкнуть – это обязанность, простая обязанность любого чиновника.

- За год с лишним, что вы руководите республикой, пресса уделяет вашей персоне пристальное внимание. Вас это не утомляет?

- Нет, не утомляет, но я сейчас больше склоняюсь к тому, чтобы меньше соглашаться на общение с прессой. Да, на нас - руководителей субъектов Северного Кавказа заострено внимание. Но есть много не менее достойных руководителей  других субъектов  Российской Федерации, и когда они где-то остаются за кадром, это не значит, что у них ничего нет. Наоборот, надо показывать, что у них нет тех же потрясений, негативных явлений, которые есть у нас.  Я буду стараться минимизировать общение с прессой. Хочу попросить и журналистов: «Снимайте других - моих министров, которые работают, и тех, которые не работают. Показывайте их. Вот человек не работает. Зарплату получает, на машине ездит, все у него есть, и он не работает». В этом плане я тоже хочу кое-какие коррективы внести.

- А что вы скажете о свободе слова? Может, в некоторых случаях необходима цензура?

-  Я думаю, что не надо никакой цензуры, тем более, это не в наших обычаях – каждый имеет право голоса. И младший, и старший. Вопрос в другом - где и как это сказать. Конечно, можно сказать, нужна цензура, но это помешает и хорошему. Цензуру не надо вводить. Единственное, надо очень жестко, с точки зрения прокуратуры и закона подходить к высказываниям экстремистского направления, вызывающим негатив, межнациональную рознь. Это все должны понимать, независимо от социального положения. Такие вещи надо пресекать на корню. А так нельзя цензуру вводить - пусть все говорят, что хотят. Я об этом и говорю, и в этом мне очень помогают общественники.

НОВЫЙ ГОД – С ЧИСТОГО ЛИСТА

- Ну и последний вопрос, какие планы на Новый год? Проведете его с семьей или будете работать в праздники?

- Тридцать первого, конечно, буду работать. Я думаю, что к Новому году домой все-таки попаду, проведу его в кругу семьи. Буду в республике. Хочу пожелать всем, чтобы все наши проблемы, все плохое и все неудачи остались в старом году. Чтобы Новый год мы начали с чистого листа, с хорошего настроения, хороших планов. Чтобы все было во благо республики, России!

- Спасибо вам за теплые пожелания и за интервью! Вам, конечно, успехов, удачи и здоровья!

- Спасибо большое вам, вашему коллективу! Спасибо за помощь, которую вы оказываете и еще раз повторю, что ваша компания является одним из брендов в республике. Вы себя проявили и показали с разных направлений. Сегодня я не вижу, что вы мне подыгрываете или прикрываете где-то шероховатости в моей работе, наоборот, ваш принципиальный подход помогает мне в работе. Поэтому, спасибо большое вам, вашему коллективу, вашему руководству!

 


Источник - http://www.rian.ru/interview/20091224/201140144.html
 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


Другие новости по теме:
  • Президент Ингушетии о наместнике Кремля, боевиках и М. Гуцериеве
    Главный редактор «АиФ» Н.Зятьков поговорил с президентом Республики Ингушетия Ю.Евкуровым. - Как вы отнеслись к предложению президента о том, что на Северном Кавказе должен быть

  • Юнус-Бек Евкуров: Никаких откатов
    Президент Ингушетии Ю.Евкуров дал "РГ" эксклюзивное интервью. В нем глава республики рассказал о том, можно ли сравнить текущую ситуацию на Балканах с кавказской, каков рецепт мира на

  • Интервью Иссы Костоева ИА REGNUM
    Гибель ингушских милиционеров и чеченских омоновцев в результате перестрелки на пограничном посту Ингушетии 13 сентября стала результатом "страшной беспечности руководителей





  •  
      Объявления
     
     
     
     
     

     
      Популярные статьи
     
     

     
     
      Опрос
     
     
    Сколько вам лет?

    12-16
    17-22
    23-28
    29-35
    36-45
    более 45



    Показать все опросы

     
     
    Главная | Регистрация | О нас | Реклама | Правила | Статистика | Контакты

    Правила обработки персональных данных COPYRIGHT © 2004-2019 Southru.info All Rights Reserved