Юг России Инфо
 
 
 
Сделать стартовой  | Добавить в избранное
 
  Публикации
 
Логин: Пароль :     Регистрация на сайте | Напомнить пароль?
 
  Пресс-центр
 
 

Размещение
материалов
на сайте
 
 
  Карта юга России
 
 

 

Три кавказских пленника

Авторское
Издревле русский наш
Парнас
Тянуло к незнакомым
странам,
И больше всех лишь ты,
Кавказ,
Звенел загадочным туманом.

Есенин. С. А. 
 
 
Недавно я был в Пятигорске, куда меня позвал мой старинный друг Андрей, с которым я познакомился, когда пару лет назад занимался театральными делами. Он хотел, что бы я был фотографом на свадьбе его приятеля. Мои сборы были не долгими и вечером того же дня я уже снимал панорамные пейзажи со склонов знаменитой горы Машук.
Мне повезло то, что небо оказалось безоблачным, и когда я поднялся на вершину, перед моими глазами предстал величественный и непоколебимый Эльбрус. Окутанные облаками белесые вершины горы-великаны, покрытые пушистыми шапками вечного снега и льда, сияли золотом в лучах заходящего солнца, которое словно художник раскрашивало картину, подбирая нужный ему тон.
Кто был там, поймет, какие чувства испытываешь, когда видишь эту картину. А остальным настоятельно советую поехать туда, что бы увидеть все своими глазами.
Август выдался на славу, и погода была просто замечательной, поэтому я не спешил спускаться вниз, а решил сделать еще несколько снимков в цвете вечерних сумерек. Тени деревьев становились все длиннее и длиннее и срывались с горы в долину. Отсюда Пятигорск был виден как на ладони. Узкие улочки и прогулочные аллеи, скрытые под ветвистыми кронами деревьев огромные парки с ровными газонами и заросшие кустарником полянки. То тут, то там выглядывали разноцветные зонтики пригородных кафе, а рядом с ними примостились уютные пансионы.
Позже я присоединился к небольшой группе туристов, которые приехали из Новосибирска. Все были в большом восторге от экскурсии и говорили без умолку спеша поделиться эмоциями от всего увиденного. Спустившись с горы, мы устроились за столами в одном из кафе, который привлек нас радужными зонтиками. Тем более что по соседству на небольшом заасфальтированном участке был сооружен театральный помост с занавесом, на котором, судя по всему, готовилось представление.
И когда, наконец, после томительного ожидания занавес поднялся на сцену из-за портьеры вышли три действующих лица. И кто бы вы думали, это мог быть? Это были три великих русских классика Александр Пушкин, Лев Толстой и Михаил Лермонтов. Актеры сами по себе были очень похожи на трех литературных деятелей золотого века России. Но и очень точно подобранная одежда и идеально отточенные манеры поведения, дополняя антураж, создавали достаточно живую картину, чтобы на мгновение забыть, что на дворе двадцать первый век.
Уважаемый читатель чтобы передать вам эту сценку я буду писать их реплики, разделяя по ролям. Так будет гораздо удобнее для вашего восприятия. Пишу на память, поскольку по своей небрежности не удосужился ее тогда записать.

Толстой: (Обращается к Пушкину и Лермонтову). Давненько мы с вами не виделись (Обращает к ним распростертые объятия). Да вы совсем возмужали, как я погляжу. А ведь я вас еще вот такими помню (провел рукой у своего пояса).
Пушкин: (Удивленно) Миша, это он про нас говорит?
Лермонтов: Да ну его. Опять, наверное, склероз разыгрался.
Пушкин: Вы дорогой мой Лев Николаевич, верно, опять нас путаете со своими учениками.
Толстой: Как же так? Что за вздор. Вам сколько лет Сашенька?
Пушкин: Ну вот, снова за старое. Мы такие, какими нас сохранила народная память. Но если вы сейчас старше нас, то это совершенно ничего не значит.
Лермонтов: (Шепотом) Зря ты так Саша, теперь он надолго свою шарманку заведет.
Толстой: А вы знаете молодые люди, что меня называли "отцом русской прозы”. А мои книги "Война и мир” и "Анна Каренина” как вы надеюсь, помните, признаны шедевром мировой литературы.
Лермонтов: Заранее прошу простить меня уважаемый Лев Николаевич, но как, же вы забыли о нас? Неужели вы будете принижать наши таланты? А "Пиковая дама” а "Герой нашего времени”?
Толстой: Конечно, конечно это замечательные произведения. Но вы все же, должны понимать что "Война и мир” это эпопея, в которую я вложил часть своей души и часть души нашей страны.
Лермонтов: Хорошо Лев Николаевич мы не можем отрицать огромной значимости ваших творений. Но посмотрите внимательно там, где мы сейчас находимся, по-моему, больше читают о Печорине и княжне Мери, чем о Болконском и Наташе Ростовой.
Толстой: Ну, это мне кажется большое заблуждение. Если вы думаете, что такое большое количество ваших изваяний меня сможет поколебать то это глубокое заблуждение. Конечно же, вы помните дорогие мои, что я участник "Крымской войны” о чем я, конечно же, весьма подробно и изящно описал в своих рассказах. Мне ли не знать, что Кавказ требует к себе особый подход. К примеру, чего только стоит мой "Хаджи Мурат”! Там я во всех красках описал жизнь горцев и те страсти, которые обуревали ими.
Лермонтов: Не смею с вами не согласиться. Но вот тут на сцену выходит мой Печорин.
Толстой: (Поглаживая бороду и снисходительно улыбаясь) А ваш Печорин дорогой Мишаня вообще аморальный тип. И мне кажется, я догадываюсь, с кого вы писали сей презамечательный портрет. (Многозначительно посматривает на Лермонтова).
Пушкин: А как же мое "Путешествие в Арзрум”?
Толстой: Да Сашенька там можно почерпнуть много интересного. Но документалист из тебя весьма посредственный.
Лермонтов: (Негодуя) А может мой Измаил-Бей тоже посредственный? Или Хаджи-Абрек? Неужели по вашему дорогой наш Лев Николаевич это тоже все посредственность? Постойте, а как же "Мцыри”?
Толстой: Да да. Мы все помним. Немного лет тому назад, там, где сливаяся шумят, обнявшись, будто две сестры, струи Арагвы и Куры. Стихи, конечно же, очень тонкое искусство это целый удивительный мир волшебной игры слов. И я не сомневаюсь в том, что у тебя Мишенька к стихам большой талант. И у тебя Сашенька тоже настоящий дар от бога к стихотворной форме. Даже больше того. Могу искренне сказать, что поэзия твое предназначение, от которого ты не можешь отказаться. Ты создал много прекрасных поэм и Евгений Онегин это великолепное творение зенит твоего солнца. Но поймите дорогие мои проза это основа литературы это один из столпов, на чем держится наша речь. Я могу продолжать вечно говорить на эту тему, и мы все знаем, что я бесспорно прав.
Пушкин: (Произнося слова с видом заговорщика) Раз уж так сложилось, что мы все творили на Кавказе, то я помогу нам разрешить наше недопонимание. (Пушкин становиться в центре сцены и тихо кашлянув, начинает декламировать).


Во дни печальные разлуки
Мои задумчивые звуки
Напоминали мне Кавказ
Где пасмурный Бешту, пустынник величавый
Аулов и полей властитель пятиглавый…

Толстой (Подходит Пушкину) Подожди Сашенька, что это ты нам читаешь? Неужели это "Кавказский пленник”? Я прекрасно помню эту поэму.
Лермонтов: (С ухмылкой) Конечно, помните, мы с вами Лев Николаевич подражатели нашего гения. (Указывает на Пушкина) А вы к тому же и мой подражатель если что. Вот послушайте эту строфу… (Лермонтов тоже становиться возле Пушкина и скрестив руки на груди читает поэму)


В большом ауле, под горою,
Близ саклей дымных и простых,
Черкесы позднею порою
Сидят – о конях удалых…

Толстой (Нахмурив брови) Зачем все это? К чему весь этот балаган? Да у мня, есть рассказ который называется "Кавказский пленник” но я то писал не поэтическим слогом. К тому же как явственно следует из моего произведения только я смог правильно передать этот эпизод, искусно сплетя в одно и лирику и трагедию.
Пушкин (Берет с небольшого столика, стоящего возле ширмы книгу и полистав открывает на искомой странице) Лев Николаевич видит Бог я не хотел. Вот как начинается ВАШ "Кавказский пленник” (читает) Служил на Кавказе офицером один барин. Звали его Жилин.
Толстой: И что же тут такого?
Пушкин: Мы понимаем вы тогда были заняты азбукой и писали, не утруждая себя деталями но скажите вы не могли бы дать имя главному а то неловко получается. Что ж он, по-вашему, совсем без имени должен быть?
Лермонтов: И уж если на то пошло вам Лев Николаевич нужно было рассказ назвать не "Кавказский пленник” а "Татарский пленник”.
Толстой: (Багровея) И вы смеете меня учить, как мне нужно писать книги? Да вы… Вы два дуэлянта к тому же ссыльные. Но нет, вам повезло, что вы попали сюда, на юг где ярко светит солнце и журчит прохладная вода. Вот Феденька наш Достоевский набрался кое-как уму разуму после дюжих морозов. Хотя и тот не без греха прокутил такие деньжищи по глупой прихоти. Ну, он хоть осознал что к чему, а вы-то куда? Стреляться вздумали олухи, совсем ополоумели. Эх лучше бы вас в Сибирь сослали, может оно и обошлось бы. О господи, куда катиться этот мир!
Лермонтов: Вам кстати Лев Николаевич не имеет смысла в вашем положении взывать к всевышнему. Вы отлучены от церкви и ваше имя вычеркнуто из православия. Но можете податься в католики, может там вам будет оказия. И все же признайте, что мы с Сашей не зря попали сюда на Кавказ.
Толстой: Ну, вот о чем мне с вами говорить . (Обращается к зрителям) Ну скажите, что мне с ними делать. Они хотят спросить с меня с писателя, который всего себя посвятил России. Вот вы Лермонтов зря с Пушкиным якшаетесь. Этот декабрист диссидент вас до добра не доведет, помяни мое слово. А ты видел кто его друзья? Первые смутьяны на деревне. Взять, к примеру, вашего Герцена. Ну, куда вас Сашенька завело? Вас же нянечка предупреждала, что с Александром Ивановичем нельзя дружить. А приятель его Огарев этот вор, каких надо поискать вор и хам. Они там себе на "Туманном Альбионе” хорошо устроились, а вот вы доигрались-таки со своим пистолетами. Кстати Михаил Юрьевич вы тоже ведь ссыльный. К тому же ваш предок могу напомнить сам выходец с "Оловянных островов” может у вас там тоже имеются свои интересы?
Пушкин: Уважаемый Лев Николаевич мы уходим от нити нашей беседы.
Толстой: Эх, арапка (вздыхает) некогда мне тут с вами сиднем сидеть, у меня там и коса не точена и коровы не доены. Чем тут попусту языком молоть пойдемте, помогите старому человеку по хозяйству прибраться, а то мне уже тяжеловато одному со всем добром возиться. А потом я самовар поставлю и вареньем малиновым угощу.
Пушкин: (Махая рукой) Ну просто "Отцы и дети” какие-то. Пойдем, Миша поможем старому, а то ведь не ровен час пропадет он без нас.
Лермонтов: Я так понял сейчас с ним бесполезно, о чем-либо говорить. Ну, пойдем что ли. (Идут за Толстым со сцены) Саша ты мне можешь честно, как другу ответить ты зачем тогда с Дантесом сцепился?
Пушкин: Да ты понимаешь, Миша кто же знал, что этот кавалергард чертов меткий малый? Я же потом хотел с Наташенькой, здесь на Кавказе домик себе прикупить и поселиться уже навсегда. А Дантес…

Но дальше голос перешел на шепот, а актеры покинули сцену. Раздались аплодисменты зрителей. Я заказал себе чашку чая.
На аллеях загорались фонари, перехватив последние отблески света багрового заката. Прохладный воздух, спустившийся с гор, разбежался по узким улочкам, вдохнув в город ночную свежесть.
Мысли мои уже были заняты завтрашними съемками, но все же, я наитием чувствовал, что обрел нечто из этой сценки, а что-то оказалось скрытым от меня в этой вечерней мгле.
Август 14. 2012 год

 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


Другие новости по теме:
  • Алексей Волин: "Кавказ кормить не надо"
    Лозунг "Хватит кормить Кавказ" превратился едва ли не в новую политическую платформу националистов. Кто и кого кормит на самом деле, обсудили с Алексеем Волиным, бывшим замруководителя

  • В городе Лермонтов продолжаются обущающие уроки по донорству
    120 учащихся собрались в актовом зале Лермонтовского регионального многопрофильного колледжа для того, чтобы прослушать лекцию о донорстве.

  • Школьникам Лермонтова расскажут о донорстве
    На этой неделе в школе №1 города Лермонтов пройдет открытый урок по вопросам донорства.




  • Добавление комментария  


     
      Объявления
     
     
     
     
      Рекомендуем
     
     
    Бизнес-планы

    Тендеры

    Маркетинговые исследования
     
     
     

     
      Популярные статьи
     
     

     
     
      Опрос
     
     
    Что делать с Северным Кавказом?

    Предоставлять властям кавказских республик столько денег, сколько они просят, чтобы сократить количество бедных и уменьшить миграцию в центральные регионы России
    Увеличить количество войск и усилить полицейские и специальные службы, расширить их функции по борьбе с терроризмом
    Сократить финансирование республик до самого минимального. Предоставить им полную свободу в части внутренней и по некоторым вопросам внешней политики в обмен на самообеспечение своего населения
    Вкладывать большую часть перечисляемых из федерального бюджета средств в проекты, которые бы обеспечивали работой население, имели бы видимый конечный результат. Например, формирование современной туристической инфраструктуры на территории всех республик Северного Кавказа



    Показать все опросы

     
     
    Главная | Регистрация | О нас | Реклама | Правила | Статистика | Контакты

    COPYRIGHT © 2004-2017 Southru.info All Rights Reserved